Атаман Гулый

20-07-2016

Атаман Гулый издал приказ оставить город без боя (не хватало сил для его обороны) и занять позицию на юг фронтом на запад. Предполагалось, что наша артиллерия не позволит врагу занять Тульчин, а повстанцы Волынца так укрепят наши силы, мы сможем перейти в контрнаступление, но в направлении Журавлевку, обеспечив свое правое крыло: успех, соединенный с восторгом Вапнярки Киевца, дал бы в результате выполнения общей задачи прорыва, но не к северу, а на запад (примерно на Могилев).

Повторяю, что Запорожцы, согласно принципам тактики, не знали, что их задачей было демонстрировать.

Штаб снова вернулся на кладбище, где Конно-горный дивизион своими пушками, пулеметами и конной сотней уже около часа здержував врага, дебоширил из леса.

Вскоре из города появилась колонна пешего полка, которая почему-то шла по пути на Кирнасовка. Я поехал к ней и повернул ее. Полковник Дубовый пояснил, что колонна направлена в Антополя согласно приказу, переданным каким-то казаком; что это был за казак - я до сих пор не знаю, но думаю, что словесный приказ был неверно передано, во многом уже должен признать виноватым себя, потому что нужно было приказ написать, чего я не сделал, возлагая большой вес на быстрый выход из города.

Полк снова развернулся и занял позицию на высотах южнее Тульчина, фронтом на запад.

Вскоре подошли и Черные запорожцы. Полковник Дьяченко доложил, что с севера в направлении на Тульчин движутся крупные силы врага, и с передовыми их частями он имел бой. Полк получил приказ стать в овраге, за левым флангом дивизии.

Около час. 14 появился атаман Нестеренко и доложил, что возле ст. Журавлевка его встретили крупные силы врага и разбили. - Я даже не знаю, где мои повстанцы, - сказал он. Между тем поступил атаман Волынец со своими повстанцами и стал в овраге за пешим полком у большого пути Тульчин - Кирнасовка. Тогда я еще раз пожалел, что он не вышел своевременно на Нестерварка. Видимо, это позволило бы полковник Дьяченко задержаться на север от Тульчина и мы были бы полными хозяевами в окрестности, занимая все командные высоты.

Из леса враг не показывался, сдержанный нашим пушечным и пулеметным огнем; все было готово к наступлению, но атаман Гулый еще не ришався, потому что не имел никаких сведений о ходе боя под печи ни от Тютюнника (Киевская дивизия), ни из штаба армии. Я послал туда уже несколько донесений, но ординарцы не возвращались.

Около час. 16 враг открыл сильный огонь из тяжелых орудий от севера, и мы начали нести потери. Бороться с крепкой артиллерией врага своими 4-мя пушками мы не могли, шанцевого инструмента, чтобы закрепиться на своих позициях, не имели, а потому пришлось отходить.

Атаман Гулый, издав приказ об отступлении, поехал в Волынца, справедливо ожидая удара врага на наши крылья и желая быть на осаждаемых пункте.


Смотрите также:
 Подполковник Илларион Липовецкий
 Арест Болобочана
 Борис Монкевич
 Командный состав
 Нестор Галайденко

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример: