Бои болбочановской конницы в районе Лозовой

22-05-2016

Командиром панцеркы назначен взводного Григория Бурбо, а его помощником стал бывший командир панцеркы хорунжий Иван Деревянко. Сотня по приобщению Роменцы выросло до 150 сабель. По приказу полковника Болбочана сотня имела развернуться в дивизион и немедленно отправляться в Лозовой и подчинить себе все части, которые там находятся. Удержать Лозовую до прибытия Емельяна Волоха с гайдамаками. В тот же день еще перед полуднем двинулись на Лозовую. В пути разделил я войско на две сотни: 1-я сотня - хорунжий Александр Богаевский из Роменского полка 2-я сотня - хорунжий Недригайлов; ординансовий старшина - хорунжий Василий мякоть из Роменского полка.

Впереди валки ехал наш бронепоезд, на который я пересел, так как еще на панцерци не воевал.

Утром прибыли в Лозовой. Выставив обеспечения, созвал совещание командиров частей, прибывших с большим опозданием. Почти все были кадровые старшины бывшей Российской армии. Численный состояние их отделов - до 3000 штыков, 4 орудия и более 200 сабель. На все мои вопросы отвечали с улыбкой и нехотя. Я их понимал, потому что на командира им накинули мальчика-23-летнего поручика, и то военного времени. Сидел как на иголках. Вдруг от громкого посыпались стекла из окон, и все командиры начали выскакивать из зала, в которой было совещание. Пошел я следом, благодаря в душе Махно, что выручил меня из глупого положения. Наша панцерка била по вражескому бронепоезда. Выслал хорунжего мякоть до сотен, чтобы выгрузились из вагонов и ждали приказов.

В панцерци хорунжий Деревянко, которого все звали "дядя Ваня", неизвестно когда успел побрить свою голову, оставив за ухом кусочек волос, который должен служить сельдь (все мы в то время имели селедки), предложил отойти пару сотен метров, чтобы набрать размах.

- А потом в полной парой - навстречу махновцы!

Способ оказался хороший. После нескольких выстрелах махновский бронепоезд дал "задний ход" и начал убегать, - как видно, принял нас за пустой паровоз. Отогнав махновцев без единого выстрела на вторую станцию в направлении на Павлоград, вернулись в Лозовой. На станции - только наши конники, а кадровые командиры со своими полками отступили в неизвестном направлении. По выходе из Лозовой выслал патрули, чтобы умисцевиты врага (выяснить, где он. - Ред.), Потому что на совещании ничего о противнике не узнал.

Пройдя с 15 километров, задержались на хуторах близ ст. Юрьевка, где, по сведениям крестьян, должен быть враг. Настала наша панцерка. Вернулись патрули, которые сообщили, что Юрьевка занята враждебной пехотой и там же броневик. Выслал новую серию патрулей с задачей выйти на тылы врага. По получению указанных пунктов - ракетами дать знать об этом.

Дивизион имеет двинуться, как стемнеет. Не доходя до Юрьевка, наша передняя сторожа была обстреляна пулеметным и ружейным огнем. Сотни спешились и начали наступление. В том времени на тылам врага блеснули ракеты, на которые мы ответили.

Враг прервал огонь и начал убегать, бросая оружие. Пленные признались, что не стоило драться, потому что и так окружены со всех сторон. Почти каждый Махновец имел дорогой мех, а также много денег, которые считал на фунты. Признавались откровенно, что награбили в Екатеринославе.

Приказал коннице оставить Юрьевка и отойти на хутор, где было легче обезопаситься и меньшими силами, а сам - на панцерку и вернул в Лозовой. От хорунжего Мякоты узнал, что части, которые были исчезли, вернулись и расположились на старых местах. Созвал новое совещание, хотя была уже третья ночь без сна.


Смотрите также:
 Антигетманское восстание
 Участники Первого зимнего похода
 Общее наступление украинской армии
 Немецкие офицеры УГА
 Раненые казаки в бою за Тульчин

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример: