Бой под Наливайко

04-06-2016

Только пехота заняла холмы, как с Емиловка показались густые вражеские ряды. Вместо наступления наша пехота перешла к обороне. Батарея Черного полка стала на позицию и открыл огонь.

Более получаса враг засыпал ряды Запорожцев пулеметным огнем, а наши нечем отвечать, потому хватило патронов. Вражеская пехота выстраивалась к удару на штыки. Запорожцы начали отходить. Сначала в порядке, а потом и к панике дошло.

Батарея Черных была на картачи, но и это не исправило ситуации, потому вражеская пехота уже доходила до нашей. Поскакал я к батарее и приказал становиться на козлы и галопом перейти на другую сторону села. В этот момент подскочил и атаман Гулый приказу батареи стрелять до последнего патрона, чтобы спасти пехоту. Дошло до споры между мной и Гулим. В то время батарея поднялась и галопом пошла через село. Раз вражеская конница выехала из Емиловка и выстраивалась к атаке. На мой приказ 1-я сотня развернулась в лаву, чтобы на себя принять вражескую конницу и спасти нашу пехоту, бежавшей. Показались вражеские всадники. Наши пулеметы встретили их огнем. В это время на помощь подошли остатки конного полка Литвиненко, к которым поскакал и я.

Вражеская конница не решилась атаковать, а повернула назад, а за ней и юные ее конный полк чужой командир. Вернувшись к своим пулеметов, и был я очень удивлен, увидев свою сотню на месте. Как выяснилось, в горячке и почти без памяти чужие сотни принял за свои и водил их на врага, В свою 1-ю сотню оставил, не подав команды. Борис Монкевич дополнил: "До пушек удалось его доказать, придерживая с обеих сторон, а там уже при пушке была сделана колыбель, которую выложили сеном и положили больного коменданта" .

Благодаря контратаке конницы пехота почти вся ушла на с. Ивовые. Бой закончился победой врага. Все части отошли на с. Ивовые. Меня совсем развезло. При пушке сделали колыбель, которую устлали сеном и положили там маленького ребенка.

Из с. Ивовые полк перешел к Перегоновку, где и стали мы на покой. Наконец я согласился на лечение, которое должен провести наш "полковой врач", кстати только санитар, звали его Теща, потому всегда что-то бормотал под нос. Намочив простыню в ледяной воде, поставил условие, чтобы двое казаков держали командира, потому что может искалечить. Раздетого, обратил простыней, а потом всем, что было под рукой, прикрыл.

26 марта отправились мы на с. Скалева. "Лечение" помогло, я уже на коне, а Тещу авансировал на личного врача командира полка.

Во время марша в с. Нерубайка поднял тревогу пьяный казак пушечного дивизиона Алексея Алмазова, открыв огонь из пулемета. Сбил его саблей до полусмерти, чтобы не путался по чужой оси марша.

В Камьянечому простояли три часа.


Смотрите также:
 Критическая ситуация
 Захват Головановки
 Бой 27 апреля 1945
 Перемирие
 Сражении на р Днестр

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример: