Борис Монкевич

18-08-2016

- Если йдещ за наше дело, то благословляю. Если же, не дай Бог, пойдешь против своего народа, то забудь, что у тебя был отец.

"Отец положил на меня крест, а мама повесила на шею маленькую икону Божьей Матери, - вспоминал Александр Шаруда. - Это была последняя моя беседа с ним и последнее свидание. Его завещание я всю жизнь хранил в сердце и никогда, даже при тяжелых обстоятельствах, не забывал и не забуду до конца моей жизни ".

Так семнадцатилетний парень стал казаком-Богдановке. Вместе с ним пошел в армию и дядя Юстим. их часть отправилась на Полтаву. Выбив из нее большевиков, стали на переформирование, ведь командир Запорожской дивизии Зураб Натиеву отдал приказ развернуть Богдановский шалаш в 3-й Запорожский им. гетмана Богдана Хмельницкого полк. "Этим устранены несправедливое положение украинских Правительства к этому полку, которого Правительство не хотел никак реставрировать".

Неожиданно дядя Юстим, который присматривал за племянником, получил отдельное задание командира и должен возвращаться для его выполнения домой. Прощаясь, сказал:

- Возможно, Саша, нам не придется зустринутися в этом мире. Идешь на святое дело, благословляю тебя. Стой твердо, борись против всех, кто посягнет на нашу дорогу Родину. Помни, что ты сын Украины и потомок казаков, которые клали головы за свои земли, народ и права. Береги себя, будь рассудительный, а когда зайдет потребность, то сложим свою голову за правое дело ...

Голову за правее дело положил сам Юстим - он погиб от вражеской пули в 1920-х годах ...

Тепло попрощавшись, переглянулись раз и разошлись навсегда. Юноша остался без семейной опеки. С апреля он в составе конного отдела Богдановского полка через Искровка, Кочубеевка и Диканьку направился на Харьков. Полк находился в резерве и учитывая успешную акцию передовых сил не нуждался принимать в ней участия - "не вигружався из вагонов до самого Харькова".

Под Белгородом, что на границе Украины и России, богдановцы встретились с конной сотней 2-го Запорожского полка, что, как и они, входила в состав Запорожской дивизии Зураба Натиева. Среди казачества сотни Саша встретил гимназических товарищей. Они подвели его перейти к их части. Вместе с друзьями Шаруда охранял границы украинского государства.

Накануне присяги на верность гетману и Украинской Державе, которая должна была состояться в Харькове, поручик Петр Дьяченко со 2-й четы конной сотни и его помощник Дубина созвали на станции митинг. Петр Дьяченко призвал казаков не присягать гетману. Почти 200 воинов, в том числе и Александр Шаруда, поддержали поручика Дьяченко. "В то время вспомнил я слова дяди Юстима и поблагодарил Бога, что направил меня на правильный путь", - отмечал Александр Шаруда.

Несмотря на это, мятежников из армии не выставили. Петр Дьяченко, Иван Дубина, Александр Шаруда и другие продолжали защищать границы нашего государства.

После антигетманского переворота, в январе 1919 г., конную сотню Римского-Корсакова были развернуты в Отдельный конный партизанский дивизион им. Петра Болбочана, а потом и в полк. Из-за болезни его командира Римского-Корсакова Петр Болбочан поручил полк Петру Дьяченко.

После того как 22 января Емельян Волох по приказу Петлюры арестовал Петра Болбочана, многие старшины уже не верили в успех украинского дела, некоторые из них покинул украинское войско и отправился на Дон искать счастья в Добровольческой армии. Одним из них был и Римский-Корсаков. Об этом в своих воспоминаниях пишет Петр Дьяченко.

Бунчужный Александр Шаруда тоже написал воспоминания о своем участии в Освободительной войне, но их до сих пор не опубликовано, кроме маленького отрывка в журнале "Указатель". Даже неизвестно, сохранились ли они. Благодаря Лариону Липовецком знаем только, что Александр Шаруда побывал в деникинском плену, а потом еще и в плену у Волоха. Выпало полтавчане еще притворяться красноармейца в Таращанской дивизии. Но вскоре он все-таки попал к своим, в ряды отряда подольского атамана Анания Волынца ...

После поражения революций юный ветеран оказался в Польше, в вадовицким лагере для интернированных, откуда бежал в Чехословакию, где проживал до начала Второй мировой войны. Очевидно, к тому времени он уже был членом ОУН, поскольку выполнял "различные функции по поручению Провода ОУН". Был арестован гестапо, но в конце вышел на свободу. В конце войны, накануне прихода Красной армии, отправился на запад. Очутился в Канаде, в Торонто. Здесь стал членом ветеранской организации - Союза бывших украинских воинов, - дисциплинированным, активным и жертвенным, как отмечали друзья.


Смотрите также:
 Провокации
 Крестьянский съезд
 Казак Бомба
 Командный состав
 Полковник Михаил Фролов

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример: