Немецкие офицеры УГА

13-08-2016

Еще в Галичине на посту шефа штаба Галицкой армии полковник Евгений Мишкивский пропагандировал свою концепцию быстрой, двигательной войны с олякамы, ведомой легкими и конными отрядами, но учитывая сопротивление бывших австрийских штабовцив такой концепции провести не мог и должен был уступить из положения шефа штаба Галицкой армии.

В эпоху похода объединенных армий на Киев концепции такой, пожалуй, никто и не предложил или о том мы не знаем (выразительным сторонником двигательной войны был командир Запорожского корпуса генерал Владимир Сальский).

В любом случае, опыт войны в Восточной Европе указывает на многочисленные примеры успешности далеких рейдов: 1) Рейд атамана Юрка Тютюнника с группой бывших григорьевцев на объединение с украинской армией в июне - июле 1919 года, рейд с большими обозами более 400 км прошел с полным успехом с декабря 1919-го по май 1920-может, величайший пример из всех приведенных.Но этим рейдом командовал украинский генерал, генерал Омельянович-Павленко-старший, имея шефа штаба такого опытного рейдовики, как полковник Андрей Долуд, и таких опытных партизанских командиров, как Андрей Гулый-Гуленко или Юрко Тютюнник. В походе на Киев такие украинские генералы, как Михаил Омельянович-Павленко, Петр Ерошевич, Сергей Дядюша, Александр Греков и другие, могли в руководстве операциями и для концепционного мысли больше дать, чем дала немецкая пара Кравс - Льобковиц, определенно, не по злой воле, но просто из непонимания ситуации, среди которой им пришлось действовать во главе значительной военной силы в войне за украинскую государственность.

Эти критические замечания в статье, посвященной генералу Дьяченко, не были написаны для того, чтобы кому-то сделать неприятность или для абстрактных размышлений на тему, чтобы это было, если бы было было. Однако анализ прошлого нужен, чтобы найти указатели для будущего, и от этой обязанности не можем уклониться мы, участники Освободительной войны украинского народа. Когда этот анализ появился в статье, посвященной памяти выдающегося украинского полководца наших дней, то произошло то потому, что сл. пам. Генерал охотно таким анализом занимался и страстно о разных делах нашего недавнего военного прошлого дискутировал (мысли о недооценке высшим украинским командованием роли конницы в войне высказывал и Петр Дьяченко в воспоминаниях "Черные запорожцы", считая это ли не главной причиной нашего поражения. - Ред.) .

Пусть и эти строки нашего критического анализа будут данью для его воинских страстей, которые он обнаружил и как командир полка и дивизии украинской армии, и как участник антибольшевистской партизанского движения, и как гражданин-солдат, которому дороже более всего обстояли дела украинских вооруженных сил, от участия в которых он отказывался никогда согласно традициям своего старого казацкого рода. И мы верим, что память о незабываемого "отца" Черных Шлыка жить вечно там, где твориться украинских вооруженная сила, и его славный полк, Черный запорожский конный полк, будет еще введен с почетными правами в реестры восстановленной украинской армии, в которой жить вечно с памятью о своем первом командира - настоящего боевого орла украинской конницы.

Вести. Орган военно-политической мысли Краевой управы Братства бывших воинов иуд УНА в Германии. - 1965. - Ч. 119. - Ноябрь. - С. 100-103.

Заметка к статье проф. Шанковского о ген. П, Дьяченко


Смотрите также:
 Бронепоезд
 События 1919 года
 Торжественный вход в Киев
 Зимний поход
 Участники Первого зимнего похода

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример: