Польский генерал

16-07-2016

Действительно, ехали хорошо. Немного разбойное лицо Дьяченко возвращено направо, приняло выражение какой-то ярости. Командующий крикнул: "Атакуйте влево врага на холме!"

Дьяченко закрутил над головой саблей, сквозняк влево. Сотни вернули за ним, разворачиваясь в ряды, из повозок позискакувалы пластуны, побежали за конницей собачьей рысью, в стременах стали многочисленные льюисисты, тачанки полетели на крылья.

Черницын выскочил за пластунами, съехал в долинку, а через минуту пушки сняты с передков, возвращено в сторону "врага".

В пыли пропало 50 пластунов, подопрут они конных, займут полученное позицию. Пушечный выстрел - над лесистым зависла облачко шрапнели. Показательна атака конницы сделала свое впечатление!

Слышалось:

- Оозкопаие! Рузгпие! (Досконало! Замечательно!)

Генерал по-своему:

- Замечательно.

Вихрем пронеслись шесть орудий конной артиллерии Алмазова. Без заброса проехали рысью батареи групп. Части возвращались на свои квартиры. Знали, что эти смотрины были сделаны перед выступлением на фронт.

Авраменко Н. Воспоминания запорожца. - Киев

"Победа или смерть!"

Лавро Кемпе,

казак полка Черных запорожцев

Эмблемой-отличием Первого конного Черных запорожцев полка был черный флаг, на нем-череп смерти с двумя перекрещивающимися костями под черепом. На копьях конников - черные флажки. Эта награда символа смерти была и на шапках-мазепинках с черными шлыками. Девиз полка - "Победа или смерть". Носителем этого кредо был в первую очередь наш командир, полковник Петр Дьяченко. Казачество без оговорок в этом его последовали. Появление черношлычников перед врагом сияла переполох и бегство, а кого достигала казацкая сабля или копье - раз видел череп смерти. Не было пардону врагам, как не ожидал пардону черношлычников. Об этом хорошо знали как красные, так и белые враги. Появление черных копий, сея ужас в рядах вражеских, десять раз скрепляла силы наших изможденных частей, и победа в большой большинства была за нами.

Не знаю, как и сколы оно произошло, что мы, черношлычников, звали своего полковника, Петра Дьяченко, "отцом", не только мы, молодые, но и многие старше нему казаков, хотя он был тогда чуть ли 27-28 лет ( при Зимнего похода П. Дьяченко исполнилось 25 лет.-Ред.). Ни крохи строгости: мягкий голос, а в поведении - ему присуща искренняя доверчивость и непосредственность. Видимо, его жертвенность и посвящение воина соединили к нему уважение и респект. Когда было необходимо, он мог дать почувствовать свою твердую руку командира.

Фигура полковника Петра Дьяченко в моей духовом памяти сочетается с двумя историческими нашими героями, а именно Ивана Богуна и кошевым Иваном Сирко с "Саур-могилы", - когда полковник П. Дьяченко выезжал на коне на какую-нибудь из херсонских могил, вглядываясь в степь, также как и с незабываемой атаки в бою за Вознесенское.

12

Смотрите также:
 Козаки 3-й сотни полка Черных запорожцев
 Старые кадры Украинской Армии
 Бойцы конной бригады полка Черных запорожцев
 Парад во время боев
 Тяжелое ранение

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример: