Признание Шандрука

09-08-2016

- Идите счастливо в путь, может, когда-то вместе бить Сталина.

Незадолго мы натолкнулись на друга "остарбайтера", который нас ограбил. Идем дальше, а там на телеге сидит молоденький солдатик с автоматом и кричит мне:

- Штифель, камерад! - И показывает на мои сапоги. Я отвечаю ему по-украински:

- Бери сапоги у немца, а не у своего земляка!

Это помогло, и сапоги были спасены. Когда солдатик уехал, я снял сапоги и надел старые ботинки, надел гражданские брюки и рубашку, а все военные вещи вложил в рюкзак.

Перед нами видно какой-то город, немцы туда не идут, потому что при входе стоят вооруженные "остарбайтеры" и несколько чешских полицистив, обыскивают за оружием и всех наносит вред к рубашке. Меня опять спасли румынские документы, чешские полицисты отправили нас на команду. На команде Заблоцкий сделали перевязку, накормили нас и начали нам виповняты бумаги на поворот в Румынию. Я попросил чехов, чтобы мне Заблоцкий выставили билеты в немецкий Веймаре, где меня ждет мой брат, а раненым Заблоцким я должен заниматься.

Долго допрашивал нас обоих чешский комиссар, затем выставил нам документы в Ваймара. Это происходило в городе Билина. Приехали мы ночью в город Хемцин, и по дороге я уничтожил все военные документы. На другой день утром разрешено всем выходить из вагонов, и на станции голосник непрестанно громко, чтобы русские, украинские, поляки и другие возвращались домой. Информировали также, какой станции отходят поезда на Киев, Варшаву и т. д. Заблоцкий уговаривал меня возвращаться домой, потому что ему очень досаждала рука. Не знаю, что делать, вплоть неожиданно подходит к нам какая-то очень ободранная человек и говорит нам: "Идите со мной!" Присматриваюсь и узнаю сотника полевоижандармерии нашей бригады Сокальского. Говорит, что он здесь уже несколько дней, живет в разбитом доме в подвале, где много картофеля. Мы пошли за ним и в доме застали еще одного стрелка нашей части - Кравченко.

От этого города всего за несколько километров начинается американская зона. Однажды мы замялись между бельгийских рабочих и перешли к американцам. Грузовыми машинами перевезли нас американцы в местность Рейт бай Вердав, в бывший лагерь французских пленных. Всех нас поставили рядами на дворе, и каждый из нас должен был положить перед собой свои все вещи и сбросить рубашку. Искали по СС-сами. Когда находили СС-са, отдавали его неграм, которые линчевали несчастных, потом всех пленных регистрировали.

Нас, четырех украинских, не регистрируют, а американский чиновник говорит нам, что поедем "на родину". С той беды спас нас американский капитан-украинского, он очень долго говорил со мной и приказал чиновнику зарегистрировать нас. На освобождение из плена мы долго не ждали. Привезли нас американцы к Ваймара и освободили. Через час я уже разговаривал с полковником Дьяченко. В Веймаре списал я отчет с фронтовых операций нашей бригады и передал его генералу Михаилу Садовскому. Несколько раз встречался я в Канаде с генералом Садовским, но о моем отчет он почему-то не упомянул.

С Ваймара я поехал в Ганновер, а затем Билеффелд, где встретил поручика Я. Стрыйского. Путешествуя по дипивських лагерях (лагеря для перемещенных лиц, то есть беглецов из СССР. - Ред.), Я нашел сотника Сокальского, подпоручика Юркива; в Авсбурзи встретил хорунжего Дмитренко, подстаршина выхухоль; Заблоцкий встретил в Мюнхене поручика Гладыша; в Новом Ульме проживал полковник Дьяченко с женой Еленой, там проживал и сотник Сачкивський. С Нового Ульма я поехал с полковником Дьяченко на его "Сич", в районе Авсбургу, там он имел отдел сорвиголов, которые заготавливали топливо для американской армии, гнали самогон и радовались жизни. Обменявшись с полковником Дьяченко сувенирами, мы расстались.

12

Смотрите также:
 Парад во время боев
 Последствия ночного налета Черных запорожцев на Багриновцы были
 Соединение с регулярной армией
 Смертный приговор
 Конно-горный дивизион

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример: