Сивашский мост

20-05-2016

Одного октябрьского дня поздно вечером чета вернулась из разведки, не успели еще расседлать и заоброчиты (нагодувати.-Ред.) Коней, как на восточном краю городка зазвучали густая стрельба, разрывы пушек и "ура". В течение ночи пару раз атаковали нашу пехоту все атаки отражала. На рассвете густые ряды вражеской пехоты начали наступление не только с востока, но и с юга и севера. Телефонного кабеля испорчен. Сообщение со штабом полка нет. Около 9-утра все залоги отошли в район церкви и кладбища, на западном краю городка. Шалаш окружен. Сотник Зилинский созвал совещание командиров сотен, на которую позвали и меня.

Командиры сотен были такого мнения, что лучше пробиваться, оставляя Картушин. Выслушав командиров сотен, сотник Зилинский спросил, сколько имеем раненых, которых надо нести на носилках. Таких было более 30 людей. Итак, раненых не бросим, будем защищаться дальше, а пробиваться будут конники, которые доставлять (приведуть. - Ред.) Помощь, а мы к тому времени продержимся, патронов у нас достаточно.

Задача конницы - оврагом, который начинался за кладбищем, выехать из окружения, а встретив врага, саблями пробить себе дорогу. ехать в штаб немецкого полка, стоявшего в восьми километрах от Картушину, и сообщить о бое куреня. Краткая команда - и чета двинулась рысью в направлении оврага, а дальше галопом. Вражеская пехота уже доходила до выхода из оврага, еще пару минут - и надо было бы пробиваться, а так достали пару Сальво из ружей, которыми были ранены две лошади. Оставив чета с заместителем, чтобы пантрував и тревожил врага, я сам с тремя казаками погалопував до немецкого штаба. Сообщил немецкому командиру полка о бедственном положении куреня и то же полковнику Болбочану. Немцы резервный шалаш, который немедленно отправился на Картушин.

Первый раз нам, конникам, пришлось осматривать как союзникам наступление немецкой пехоты. Ляндштурмисты - деды, а темп марша как в парней. Дойдя на линию нашей четы, Немцы развернулись в лаву и, залегая и не стреляя, двинулись дальше. По пехоту все делали тяжелые пулеметы, направленные вглубь, что давало возможность непрерывного огня. Сопротивление красных сломался. Немцы ускорили ходу. Время от времени было слышно "санитет!", А лава все двигалась, не задерживаясь, вперед.

Ранеными занимались санитары. Мы, с бывшей русской армии, так не умели. Первый ранен - и все останавливалось, чтобы узнать - кто? А узнав, с полдесятка земляков оставалось, чтобы вынести с поля боя. Не дай Бог раненых с десяток - и уже некому было наступать.

Использовав отступление красных, конники проскочили тем же оврагом к шалашу. Прибыв к сотнику Зилинский, я попросил разрешения наступать вместе с немцами, ибо уверен, что наш шалаш останется и дальше не пойдет. Командира куреня почувствовал, что сотни, не дожидаясь Немцев, уже переходят в наступление, а конники обеспечат левое крыло. Пару минут - и шалаш двинулся в наступление, и то так бравурно, что враг на всей линии начал отходить. Хватало, правда, совместных огня с движением, ибо все пулеметы были в первой линии и не стреляли более председателя собственной пехоты.


Смотрите также:
 Перемирие
 Общее наступление украинской армии
 Сражении на р Днестр
 Бой за Ольшанку
 Бронепоезд

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример: