Взятие Тульчина

09-07-2016

Качковка - это село на Подолье, недалеко городка Щорс ...

Было это вскоре, а может, и сейчас же по возвращении из Зимнего похода, когда недалекой Писаревки мы выехали на фронт. Сельцо это, Качковка, лежит в балке, в таких густых садах, что, глядя из холмов, только где-где можно увидеть белую стену строения. Видимо, какая-то речушка течет через село, потому помню немало мостиков по улицам. Вокруг балки и оподалик - лески.

Уже недели две сложился фронт у Качковка. Создался устоявшийся порядок: вечером мы наступали, большевики на ночь оставляли нам Качковка, а сами шли к недалекому лесу или и за тот лес, потому что дальше того леса мы их и не гоняли. Как они были попали в лес, бой кончался. Утром большевистская пехота наступала, и мы на день отдавали Качковка, - словно вели на пастбище лошадей.

В большевиков была причина не спать в селе. Качковка - село враждебное им, неподалеку его оперировал повстанческий отдел. Я того атамана с его штабом видел, но фамилии не помню. Мы же оставляли Качковка, потому коннице биться в селе неудобно. Выходили на западные холмы за село, где приняли бы бой, и большевики за село не показывали носа.

Рано, позавтракав и сидя на коне, мы, конечно, ждали "приглашения" выйти в поле, которое нам большевики посылали, ружейным и пулеметным огнем, иногда (видимо, для глухих) еще и бухали пушки. По Качковка наш полк Черных запорожцев рассыпался в лаву и ждал, чтобы большевики вышли в поле. И всегда ждал напрасно. На "провокации" большевики НЕ попались. Постояв некоторое время, отходили мы дальше от села, расположившись где-то в балке, и ждали вечера.

Большевики после каждого ухода оставляли в селе кучи печатной бумаги пропаганды и газет. Сначала мы то читали, а потом осточертело вычитывать ту же сечку, пережеванную на все лады. Книги, кто имел по сумах в седлах, давно уже прочитано. От лошадей нельзя было отходить, ибо целый день - в поготивля. Только и развлечения, иногда куда-то отправят в разведку или связь.

Ежедневное повторение наступления "на ту же нугу", видно, знуджувало сотника и других старшин. И сотник передавал вести наступление кому-то из казаков, часто тому, кто первый попался на глаза. Так один наступление вел молодой казак в сотни Шкет. И все ему шло как по маслу.

Все уже имели свои места. Перебегали спешенных рядом от одного положения к другому. Поднимался каждый, бег и залегал в свою Дучке (ямку. - Ред.). И вот так до первой хаты. А потом уже наступали через дворы, сады и огородины.

Имел я свое место в одном дворе за каменным забором, извлечение один камень - и уже бойница. Конечно, вбежав в село, на этих положениях дольше задерживались. Каждый имел пристрилений угол строения или какое-нибудь дерево и всегда мог благодаря дядям проверить, как прицельно стрелял.

Хозяин двора, где я имел бойницы, он и его семья прятались в сенях, лежа на полу.

Дядя, когда я, не имея цели, переставал стрелять, иногда, а потом и ежедневно, расспрашивал что-то или рассказывал мне. И такя познакомился с семьей: хозяин, жена и девочка. А потом и доставал что-то съесть и выпить - они клали возле моей бойницы, зная, что в поле мы часто не имели целый день ничего уст.


Смотрите также:
 Парад во время боев
 Возвращение Черных в Запорожскую дивизию
 Пулеметная бригада полка Черных запорожцев
 Брат Виктор Дьяченко
 Последствия ночного налета Черных запорожцев на Багриновцы были

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример: